Желая понять, почему король отдает предпочтение эт" />

 

  • Henry II

    "Самые знаменитые влюбленные"

    Желая понять, почему король отдает предпочтение этой женщине, принадлежащей другому поколению, королева проделала несколько отверстий в потолке комнаты фаворитки и стала наблюдать их интимную жизнь. После просмотра этого "спектакля" королева рыдала, стонала, вздыхала, уяснив для себя, что таких безумств, как с фавориткой, муж себе в супружеской спальне не позволял.

    Французский король Франциск I. испытав горечь поражения при Павии, будучи сам дважды ранен, оказался в плену у испанцев. Чтобы получить свободу, Франциск подписал Мадридский договор, расчленявший Францию на части. Но король не собирался выполнять взятые на себя обязательства. Кроме одного: отдать в заложники своих сыновей - дофина Франциска и его брата Генриха, герцога Орлеанского. Вот почему 17 марта 1526 года весь французский двор собрался на берегу реки Бидассон, точнее, на лодках посередине реки, где должна была пройти церемония передачи принцев-заложников. И никому не пришло на ум пожалеть бедных детей, маленьких принцев, которых отправляли из родного дома в испанский плен. Генрих страдал больше брата, ведь он был младше, ему не было и семи лет. И только одна красивая дама подошла к мальчику и поцеловала принца, утешая его. Это был первый поцелуй, подаренный будущему королю Генриху II Дианой де Пуатье. Ей было тогда двадцать семь лет.

    Диана де Пуатье. Ее портреты и сегодня можно видеть во всех музеях Франции. В Диане не было ничего от бледной романтической героини. Да, у нее была тонкая талия, но во всем остальном не было и намека на субтильность: тело ее было пышным, полным жизненных сил. "Распустившийся цветок красоты" - так называли ее современники. Каждое утро она купалась в ледяной воде. Затем вскакивала на лошадь и мчалась галопом за сворой собак. Для нее не было большего удовольствия, чем охота.

    В пятнадцать лет, 29 марта 1515 года, эту Диану-охотницу выдали замуж за мрачного барона пятидесяти шести лет Людовика де Брезэ, великого сенешаля Нормандии, почти вице-короля самой значительной провинции королевства, внука Карла VII от его внебрачного сына и Агнессы Сорель.

    Самое удивительное, что барон совершенно не был взволнован тем, что за него выдали столь молоденькую девушку. На следующий же день после первой брачной ночи месье Брезэ вместе с королем отправился в поход, а молодая супруга томилась и плакала, ожидая его. По его возвращении Диана повела жизнь благочестивой супруги - верной, заботливой, спокойной. Эта супружеская верность была столь не в духе времени, что в нее не хотели верить ни современники, ни историки. Диане приписывали связь с Франциском I - так якобы она оплатила королю сохраненную им жизнь отца. Жан де Пуатье, отец Дианы, уже после ее замужества участвовал в заговоре против короля. Заговор был раскрыт, Жан де Пуатье был приговорен к смертной казни. Однако Франциск, поддавшись мольбам Дианы, помиловал его, когда де Пуатье уже стоял на эшафоте. Вот в благодарность за это Диана, мол, и была благосклонна к королю. Такую версию высказывают некоторые историки, но, может, это всего лишь легенда? Случайно ли Франциск I написал под портретом Дианы, как бы защищая ее репутацию: "Красавица - недоступная обольстителям"? (Эту ситуацию использовал В. Гюго в драме "Король забавляется", по которой создана опера "Риголетто".)

    Вскоре Диана стала вдовой и долго оплакивала мужа. Она еще носила траур, когда юные принцы вернулись из Испании домой. Как-то Фра

    нциск I пожаловался Диане на молчаливость и замкнутость младшего. Юному Генриху к тому времени уже исполнилось четырнадцать лет. Король ворчал:

    - Он проводит все время в одиночестве, мало общается с придворными и большую часть дня копается в саду.

    Тот, кого двор уже окрестил "прекрасным затворником", с рвением совершенствовался во владении шпагой, прекрасно прыгал в длину, был хорошим наездником, но никогда не улыбался. Четыре года, проведенные в плену в Испании, сделали мальчика замкнутым. Чему тут удивляться! Диана успокоила короля:

    - Доверьте его мне, и я сделаю его моим рыцарем!

    Конечно, она говорила о кавалере из рыцарских романов с чистой и бескорыстной любовью к даме, о страсти ума, а не чувств. Целомудрие во влюбленном сердце - это скорее божественное, чем человеческое чувство! Человеческие чувства тоже хороши, но "прекрасный затворник" и не помышлял о них. Он лишь мечтал. Его мечтой стала Диана.