• Чествуем юбиляра: историку моды Александру Васильеву - 55! (+ юбилейное интервью) (2)

    Photo source: Фото из личного архива Александра Васильева.

    Сегодня, 8 декабря, всемирно известный историк моды, ведущий телепрограммы "Модный приговор" Александр Васильев отмечает свое 55-летие. Человек-стиль, человек-история, человек, искренне любящий искусство и, что редкий случай, при жизни ставший частью великого искусства. Поздравляем юбиляра от имени всей необъятной Латвии, где он каждый год проводит свои выставки и где у него достаточно много знакомых. Ура! Долгая лета! По этому случаю публикуем интервью "Московского комсомольца" с мастером, приуроченное к юбилею.

    «Я бывший принц, которого недолюбили»

    — Александр, скажите мне, пожалуйста, что такое красота?

    — Это чувство гармонии, которое индивидуально для каждого человека на земле. И, возможно, даже для каждого животного. Вы знаете, есть такие птички в Австралии, которые из синих объектов делают арку для того, чтобы провести через нее свою самку. Это удивительно! Просто у людей, у всех наций, у всех рас разное мнение о красоте. То, что красиво японцу, совершенно некрасиво украинцу. То, что красиво бразильцу, абсолютно не будет считаться красивым для жителя Конго.

    — Давайте о женщинах. Ведь с кем о них говорить, как не с вами. Вы любите женщин?

    — Очень. А вы?

    — Тоже. Просто вы упомянули Японию… Мне очень нравятся японки, они такие сексуальные.

    — Они очень закрытые. Нет на земле более закрытой нации, чем японцы. Это нация, в которой не существует слова «нет», как вы знаете. Они всегда говорят «да», и мы думаем, что они согласны, вместе с тем они могут быть совершенно не согласны с вашей точкой зрения. Но из-за воспитания, вежливости они всегда будут на высоте. Согласен с вами, что женщины Японии не только очень оригинальны, но и очень разнообразны. Вот сейчас молодые японки стараются перекрашивать себя то в блондинку, то в рыжую, то в сине-зеленый цвет, одеваются настолько экстравагантно, что понимаешь: жертвы моды как раз живут в Токио, а не в других странах. Тот, кто ищет эту эксцентрику в Париже, не найдет ничего, а в Токио найдет всё. Конечно, японская женщина может быть и традиционной, и революционной. Единственное, она не может быть грудастой, потому что у японок просто такая морфология.

    — Мне кажется, что вы чем-то похожи на японца. По-моему, вы очень закрытый…

    — И вместе с тем открытый миру. Вы знаете, более публичного человека, чем я, трудно найти. По телевизору меня смотрит ежедневно как минимум 30 миллионов россиян. С другой стороны, когда я спускаюсь здесь на первую линию ГУМа, я не могу пройти: столько женщин хотят ко мне прислониться, пощупать, сфотографировать меня, обнять, просканировать. И у всех одна и та же присказка: «вы мой любимый, я смотрю ваши передачи»; или «я читаю ваши статьи»; или «хожу на ваши выставки или семинары»; или «я обожаю ваши книги»… Но все говорят: в жизни вы лучше, чем на экране. Телевидение, видимо, полнит или старит. Наверное, они все считают меня, может быть, пенсионером, а увидев, говорят: ой, какой же вы молодой и какой вы… высокий. Хотя я совершенно не высокий, это вы два метра, а я метр 76, давайте напишем правду, сколько есть — все мои. Возможно, по сравнению с женщинами на каблуках я на телевидении и кажусь малышкой.

    — Понимаю, что женский контингент, который вас обожает, довольно разнообразный, но мне кажется, что по возрастному пунктику и по сущностному он похож на женскую аудиторию Стаса Михайлова.

    — Совсем нет. Меня обожают женщины от 14 лет до 96. Я поражен статистикой посещаемости моего сайта. Вам интересно? Больше всего посещают меня девушки от 18 до 26 лет. А я был уверен, что от 50 до 70.

    — Чем же вы так пленяете юных дев?

    — Я не знаю. Думаю, что как раз историей. Это то, чего абсолютно не хватает. Наверное, молодые парни в окружении этих девушек такими знаниями не обладают. Возможно, я пленяю их постоянным своим желанием сделать комплимент, возможно, менее грубыми движениями, а может быть, постоянным интересом к собственным нарядам, которые я меняю очень часто и стараюсь даже в рабочей обстановке подчеркнуть свою принадлежность к этому миру. Я сегодня пришел работать и прекрасно знаю, что, если бы я не надел свою подвеску, спускаясь вниз сниматься, фотографии вышли бы не такими хорошими. Я должен всегда следить и за оправой очков, и за запахами своими, и за всем чем угодно.

    — Наверное, у девушек, женщин есть усталость от своих мужиков, мужланов, а тут вы — луч света в этом темном царстве.

    — Нет, думаю, просто они видят во мне того сказочного принца, которого они недолюбили, бывшего принца, поскольку по возрасту я уже больше в короли гожусь. Вы знаете, в «Одноклассниках» 130 тысяч женщин объявили, что они учились со мной в одном классе. Это вам нравится?

    — Может, они такие же сказочницы, как и вы?

    — Наверняка. А на Фейсбуке 75 тысяч женщин сказали, что они дружат со мной. Это какие-то сказочные цифры. Хотя если мы сравниваем нас с американскими звездами — у них в разы больше. Я всегда интересуюсь: а сколько другие набрали?

    — Вы немножко ревнуете?

    — Нет, я очень интересуюсь чужим рейтингом и своим рейтингом. Я реалист и понимаю, почему у меня такой успех. Если честно, для меня успех просто беспрецедентный. Сравнить меня в этой области ни с кем нельзя. Хотя есть ревнивцы. Я прекрасно знаю, что есть женщины, которые тоже занимаются историей моды и которые тоже хотели бы чего-нибудь добиться. Но у них есть недоработки, только я никогда о них не скажу, потому что иначе они подтянутся.

    — А вот те женщины, которых вы показали в программе Андрея Малахова?

    — Понравилось вам?

    — Еще бы. Тем более, вы сказали, что все они девственницы.

    — Я так называю их всегда — и им это очень нравится. От этого они вдруг становятся молодыми. Да, каждый месяц у меня выездная школа в разные страны мира. Вот только что я вернулся из Королевства Марокко. Там прожил почти 12 дней со своими дамами. Их немного, всего 28 человек. Но много старожилок. Есть женщины, которые ездили со мной 16-й раз подряд. Значит, им нравится.